Начало  
      

Пресса

Апрель 2004 г. Газета "Магнат"

Голос украинской оперной певицы Виктории Лукьянец Лучано Паваротти считает "непривычно мощным"...

Идя на интервью с Викторией Лукьянец, нашей соотечественницей, которая в настоящее время является солисткой Венского оперного театра, признаюсь честно, я не знал, что меня ожидает...

От оперы я далек, а вопрос стереотипов в ближайшее время пересматривать не собирался. Расчитывая на разговор с человеком, как мне казалось, чем-то похожим на Монсеррат Кабалье, готовился наблюдать за симптомами далеко запущенной "звездной болезни". Ведь, согласитесь, немногих наших земляков знает весь мировой бомонд. Немногих уважают всемирно известные дирижеры, и уж совсем малое количество имен, причем, украинских можно найти на страницах книги итальянского тенора Лучано Паваротти, который отметил, что голос Виктории отличается большой полетностью и непривычной для западного уха мощью. В общем, дрожь в коленях иногда заставляла чувствовать себя несколько дискомфортно. И вот представьте мое удивление, когда в гримерку после концерта вошла с обворожительной улыбкой на лице молодая, обаятельная женщина, в глазах у которой можно было прочитать только искреннюю радость и добродушие! Все вопросы и слова, отчеканенные мною (дабы не "ляпнуть" лишнего) за время ожидания практически до совершенства, просто вылетели из головы. Да это и к лучшему, потому что, как мне показалось, беседа у нас получилась больше душевной, чем формальной.

- Виктория, Вы только сошли со сцены. Какими чувствами переполнена сейчас Ваша душа?

- Очень рада, что меня помнят, показывают! Ведь десять лет-это достаточно большой срок. Я стараюсь приезжать домой, стараюсь готовить всегда новые, интересные программы и предлагать слушателям что-то оригинальное, то, что редко исполняется. Знаете, я бесконечно благодарна людям за то, что меня не забывают.

- Если проследить Ваш путь от начала до сегодняшнего дня, как он преодолевался? Легко или же с трудностями?

- Вы знаете, не верьте, когда говорят, что в жизни что-то дается легко. Это все очень тяжелый труд. Для того, чтобы выходить каждый вечер на сцену, один на один с огромной аудиторией, необходимы огромная сила воли, характер, профессионалитет, как говорят австрийцы. А ведь еще есть такие понятия, как "держать форму", спортивные тренировки. Вот поэтому легко не бывает никогда.

- А почему выбор пал именно на Австрию?

- Все в жизни происходит по воли случая. Просто-напросто так совпало. После всех моих конкурсов и первых премий в Италии, Японии, Греции, Австрии, первым откликнулся именно австрийский импрессарио. Он показал мои записи дирекции театра и пригласил туда на прослушивание, дал мне первый спектакль, первый контракт. Пригласили бы в Берлин или Лондон, все, наверное, сложилось иначе. Но, я думаю, так должно было быть.

- Как получилось, что Вы остановили свой выбор на классической музыке?

- Я ее с детства любила, воспитывалась на ней дома и в музыкальной школе. У меня были прекрасные педагоги, постоянные походы в оперный театр, где пели Соловьяненко, Мирошниченко, Стецюк, Гнатюк и много других очень известных оперных певцов. Я всегда вспоминаю этот театр, потому что он был великолепен. Не хочу сказать, что сейчас он плохой, но в памяти всегда будет жить то время, когда ты рос и воспитывался именно там.

- Вы никогда не задумывались над тем, чтобы отойти от классики и направить себя в русло поп-культуры?

- Нет, чтобы поменять даже и мыслей не было, но меня заинтересовал один проект. Это не будет похожим на то, что когда-то сделали Фредди Меркьюри и Монсеррат Кабалье. Мы попробуем на нашей, украинской фольклорной основе смешать жанр высшего квалитета эстрадный и хорошо поставленный классический голос. Пока проект находится в стадии разработки. Думаю, мы сможем привлечь внимание к опере новой, молодой аудитории. Кроме того, можно будет и себя поднять на определенный уровень, потому что это совершенно новые работы, импровизации с голосом. Я считаю, что опера не должна "дряхлеть" и закрываться в своей узкой специализации. Но, повторюсь, меня интересует только эстрадно-фольклорная обработка. Не поп, не рок, а именно фольклор.

- В пятидесятых годах культура разделилась на "массовую" и "элитарную", но сегодня эти разделения как бы сгладились, ведь в театре редко сейчас можно встретить мужчин во фраках, а вот молодежь в джинсах-очень даже нормальное явление. Как Вы к этому относитесь?

- Знаете, я именно для вас, вот таких вот молодых, небритых и в джинсах, пою с огромной радостью. Потому что вы-наша настоящая и будущая публика. Когда ко мне после "Травиаты" подходят молодые люди и говорят, что на спектакле они уже в пятый или в седьмой раз меня, это даже больше радует, чем подобные слова, услышанные от людей, которые всю свою жизнь провели в театре. Хотя закаленных временем меломанов я тоже очень люблю.

- А Вы слушаете современную поп- рок-музыку?

- Конечно! Мало того, вы будете восхищены, когда я вам скажу, что моя дочь такой фан Фредди Меркьюри и группы "Qween"! Дома у нас есть все книги, диски. Кроме того, она открыла для себя и "Pink Floyd" и даже таких ветеранов, как "Yes". По Интернету поддерживает связь практически со всеми фан-клубами, собирает информацию на всех языках, сама, кстати, разговаривает на семи. Параллельно она хорошо ориентируется в классической музыке, знает все мои постановки. Причем, ее никто не заставляет. Мне остается только поддерживать интерес дочери. Я с удовольствием слушаю все, что имеется в ее музыкальной коллекции. Прекрасная музыка всегда остается прекрасной!

- И последний вопрос: женщины очень часто определяют, что настоящий мужчина должен быть таким-то и таким-то, а что такое по-Вашему настоящая женщина?

- Я считаю, что настоящая женщина это, в первую очередь, нежность, искренность и доброта!

Илья Спасов
Афиша
 / 
Оркестр
 / 
Пресса
 / 
Контакты
 / 
Ссылки
19 августа 2017 г.

Austrian Airlines